заявка от Park Kyung Jin

http://25.media.tumblr.com/bced8dbcfefb86f7c42671548aaee25f/tumblr_n0fn53j7kk1qa12r0o1_500.gif

김원중
Kim Won Joong http://sg.uploads.ru/JAmov.png
Ким Вон Джун

Профессия в реальности
Aile Model (Korea) | Major Model (New York) | Success Models (Paris) | I LOVE Models (Milan)


· ХАРАКТЕР/БИОГРАФИЯ/ВЗАИМООТНОШЕНИЯ ·

Кёнджин и Вонджун - лучшие друзья. Они диаметрально противоположны, но им никогда не бывает скучно друг с другом, потому что они точно знают, где их общее, а где личное. Ким очень умен и сообразителен, у него чутко развита сметливость, парень не прочь иной раз послушать голос интуиции. Не обладает усидчивостью или научным упорством, скорее гордится своим упрямством и непробиваемостью в том самом "пацанском" смысле слова.  Также Вонджун увлекается спортом и читает много разношерстной литературы, пока что пытаясь отыскать своё призвание в жизни. Но попытки не увенчались успехом, наверное, потому что у него нет проблем ни с одним предметом - он отличник, но не ботаник. А если нет проблем и все получается, то это не призвание, как считает Вонджун. К тому, что действительно твоё, надо пробиваться сквозь тернии.  У него много татуировок, в отличие от друга, Джуну нравится украшать своё тело символами, доступными для понимания ему одному. Не раз, конечно, влетало от администрации, но это пустяки.

Вонджун так же, как и Кёнджин, детдомовский. Но если староста рос всегда цинично-педантичным, чаще скрытным и сдержанным, то Джун, напротив, славился своими эпичными проделками, неугасимой харизмой и неунывающим рисковым характером.
Между ними тонкая связь, которая появилась только в стенах Академии, где они стали друг другу опорой. В незнакомой обстановке их дружба только крепла. Это броманс чистой воды - забота, поддержка, совместные интересы и открытые разговоры о том, что волнует их молодые сердца.
Они уравновешивают друг друга, но Кёнджину "открыться" всегда сложнее, потому что он не может сразу рассказать о том, что его волнует, и поступает чаще не так, как чувствует, а как было бы правильно.
Наверное, поэтому Кёнджин плохо видит, что к нему относятся чуть более трепетно, чем просто "дружески".
Несмотря на это, Ким всегда оказывается рядом, когда необходим, а Пак всегда спасает парня от наказаний, потому что только ради Вонджуна готов пойти против нерушимых правил, защищая его от потенциальных отработок и выговоров.

· ТРЕБОВАНИЯ/ОБЕЩАНИЯ ·

• конечно, я смело требую совместную игру;
• не настаиваю на том, чтобы Вонджун стоял в графе ПАРА, но хочу;
• обещаю графику и приятное общение.

· ПОСТ ЗАЯВИТЕЛЯ ·

http://sd.uploads.ru/GyQdb.png

"Не в моем вкусе". Кинутая в порыве возмущения фраза не выходила из головы. Бён Усок четко дал понять две вещи: во-первых, он действительно гей, во-вторых, у Кёнджина не было шансов. И раздражали с одинаковостью, свойственной тождественным понятиям, оба предоставленных на обозрение хулигану факта. Особенно бесило всегда то, что ему вроде бы и указали на непонятное (скорее всего, самое последнее из последних) место в очереди на руку и сердце, но почему тогда задрот, которого притесняют из старших классов, вечно оборачивается на уроках, ловя пристальный взгляд Пака. Для чего это все?
Ведь, наверное, итак ясно, что Кёнджин не стал бы помогать тому, кто ему не интересен. Парень ни за что не сверлил бы дыры в светлом форменном свитере одноклассника, если бы не считал его самым лучшим, самым красивым. Однако, чтобы доказать благородство своих поступков, надо было попотеть. А Кёнджин на это был не способен.
Наверное, это было тупостью - помогать тому, кто вовсе не нуждался в помощи. Жест оказался настолько эгоистичным и  инициативным, что по соответствию был наказуем, как и любое несанкционированное действие, произведенное вне привычных рамок. Алгоритм действий был нарушен. И вместо благодарности, которой, к слову сказать, Джин не ждал, получил в ответ красноречиво "не лезь не в свое дело, подлюга". И надо было бы прижать хорошенько сопляка к стене, дать понять, что благодарностью могло стать и простое "спасибо". Или поцеловать его и сказать что-то в стиле "придурок, береги себя". А, может, надо было сразу выпалить "ты будешь моим". Хер его знает, что было бы правильнее.
Джин снова ловит себя на том, что водит штангой по передним зубам, задумчиво огибая взглядом изгиб усоковской спины.
Но молодой бандит решил отпустить ситуацию, просто оставаясь в дальнейшем лишь сторонним наблюдателем. Хватило мальца ненадолго...
*** После уроков парни делились награбленным. Оказалось, что отжатых карманных денег наконец-то хватит, чтобы сходить в самую фешенебельную забегаловку на районе. В неё Кёнджин никогда не ходил и не хаживал, потому что не было стольких денег. А сейчас, если заказывать в складчину, то можно было бы и пошиковать на широкую ногу.
- Говорят, ты вчера пидора спас, - м-м-м, дорога до кафе должна была быть менее драматичной и напряженной. И вообще, откуда уже слух пустили? За такое спасение парня сейчас могут и огреть нехило. Кёнджин нагло улыбается, смотря в глаза тому, кто выжидающе, хищнически ждет сокрушительного признания.
- Ненавижу, когда лежачих бьют, - сплевывает медленно на асфальт, заставляя слюну чуть замереть, растягиваться, будто та не желает терять последней связи с красноватыми губами. Пауза затянулась. Реакции не последовало. Наконец-то белый ошметок превращается в потемневшее пятно на земле, Кёнджин угрожающе смотрит сверху-вниз на вопрошающего. Старший не любил вопросов, поэтому предостерегающе предупредил о нежелательности дальнейших расспросов.
- Или ты прошел бы мимо? - провокаторский смешок, стук пальца о дно сигаретной пачки. кажется, они позабыли, кто в их компании задает вопросы. Парень ловит зубами грязно-рыжий фильтр красных Мальборо.
- Не по-пацански было бы, усёк? - щелчок зажигалки. Чужой. Подкуривают, мрази, боятся. Здесь только один авторитет - Пак Кёнджин. И пока что все покушения на его права были низведены. Но вот этот вопрос был и правда опасным. О том, как юная шестерка жарит потаскух из банды, ходят легенды. За тем они и зовутся легендами, потому что Кёнджин им красиво платил первоклассной наркотой за слухи, а сам же мечтал о парне, который сидел в классе за первой партой по диагонали от него. Никто не должен знать, что ему нравится этот мальчик. Даже сам мальчик.
- Ладно, погнали. Сегодня выпивка за мой счет! - напряжения снято, все снова хотят потусить на славу и потрать легкие деньги до последней воны.
За сим шумная компания влетает в двери, наверху которых был закреплен колокольчик. Словно в антикварную лавку завезли стадо слонов. Кёнджин словил волну после выкуренного, поэтому его низкий и запоминающийся тембр звучал лейтмотивом в общем гвалте. Шутка за шуткой. Они расселись вокруг стола, сразу же крича привычное "Аджума, будьте добры..."
Кёнджин повернулся, поднимая руку.
- И соджу. 2.. нет, 3! - он улыбается, зная, что после алкоголя укур спадет, но зато проснется богатырский аппетит. Глаза встречаются с ним, мальчиком "не в моем вкусе". Улыбка замирает обескураженным вором, которого посветили, на лице. Неловкость всех неловкостей. Мимо проходит очередной наряд шуток. Они стали шумом шумом второго плана. Настроения не то, чтобы не стало. Просто это какая-та злая шутка Судьбы или просто случайность... Но видеть забитого парня сейчас оказалось еще сложнее, чем в школе. Захотелось ему помочь. Снова. Тупая героическая потребность. Её ж никогда не было!? А тут проснулась, распустилась, расцвела.
Джин быстро отворачивается, делая вид, что его все еще не попустило как следует. Не надо, чтобы парня заметила вся эта орава. начнутся сальные шуточки. Но Усока замечают, пусть и не сразу.
- О! Спасённый, почти не убиенный. Хорошо отблагодарил-то? С проглотом?  - Джин фонтаном выпрыскивает не пошедшее соджу, обливая соседа спиртным.
- Йааа! - он возмущенно гаркнул, совершенно не ожидая таких комментариев. Нет, таких вот слов и даже хуже ожидать стоило. Парень скорее выпал от собственной реакции. Он только что попытался завалить ебало однокашнику из-за шутки над геем, который реально гей. Пиздец-попал-парниша. Надо было срочно выкручиваться.
- Я сейчас несварение заработаю от твоих тем. Перестань. Не порть мне аппетит, - вроде прокатило. Забылось. Отшутилось и погналось уже к 5 бутылке. Джин всё равно увидел эту реакцию. Этот удар, который жестче всякого кулака.
- Блять, ну не так это все должно было быть...
*** -Я тебя провожу, - Кёнджин стоит у выхода для персонала, хмельной и оттого чересчур храбрый. В его пальцах дотлевает сигарета. Он смотрит выжидательно на парнишку, который рывком попытался закрыть дверь обратно. Гулкий звон железа.
- Пойдем уже, я итак долго ждал, - он копается во внутреннем кармане своей косухи, достает маленький пакет. - На, - мазь от синяков и сильнодействующий обезбол. Последние деньги хулиган потратил не на новую пачку сигарет, а на этого настырного "я живу по правилам честной гордыни".
- Ой. бл... Иди уже. Если моя компания не устраивает, пойду сзади, - парень быстро прячет длинные пальцы в карманах кожаной куртки, пропуская вперед одноклассника. В полутьме плохо освещенных улиц он выглядел устрашающим со всем тем пирсингом, который сделал. Но голос и действия контрастно отличались от внешней оболочки.
- А в фартуке ты очень милый, почти домашний, - тихо говорит он, зная, что Усок будет молчать и продолжит затянувшийся игнор. Джин смотрит под ноги, поскольку из-за выпитого идет не по прямой, а по касательной, с погрешностями и заплетанием ног.
- Не носи очки. Ты в них на гриб похож. Так красивее, - подкат так себе, зато честно. Джин врезается в спину остановившегося Усока. С непониманием уставившись в темный затылок, хулиган замолчал. Он так ничего и не сказал, лишь вынул руки из карманов, чтобы в случае чего обнять. Потому что хотелось. Потому что не знал, "как надо", но знал, что чувствовал.