Вверх
Вниз

RED BUS

Объявление


Robin × Chris × Addie × Frankie × Eric

Welcome to London!
март, 2017 год ★ +5°...+10°
NC-21

#ЛАЙК_за_бас
#соцсеть #встречаемся
#чашку_чая_от_Тома?

WALL



VK

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » RED BUS » Партнерство » Manhattan


Manhattan

Сообщений 31 страница 32 из 32

31


http://sg.uploads.ru/Rsa6y.png

http://sh.uploads.ru/Su8Pn.png
Я - странник. В этом мире нет моего пристанища, нет места, где я могу остановиться хотя бы на время и отдохнуть от своих изысканий. Моя жизнь - это неторопливое путешествие, миллионы шагов один за одним в поисках неизвестности. Я пересекаю тысячи дорог, ступаю по пыли и грязи, утопаю в снегах и дождевых лужах. Ради тебя я сгораю на костре. Из-за тебя я замерзаю у подножия льдистых гор. Я не ведаю покоя.
Точно так же, как не ведаешь и ты.
Наши пути расходятся всё время: от века к веку и изо дня в день. Сколько раз мы пытались расстаться навсегда, ты помнишь? Мы идём в разных направлениях, мы преследуем разные цели, мы живём в разных мирах и эпохах, но судьба вновь сводит нас вместе и затем также вновь разлучает. Мы ходим по кругу, который ни одному из нас не удаётся разорвать. Скажи мне, ты действительно хочешь этого? Ты хочешь, чтобы я исчезла навсегда?
Нас не может разлучить даже смерть. Для нас не становится преградой любовь. Ты помнишь, сколько раз мы пытались убить друг друга? Помнишь, как много раз отдавали свои сердца другим? Иногда мне кажется, что всего этого не было на самом деле. Всегда были и будем только мы и бесчисленное множество дорог, на которых всегда встречаются наши следы. Этот мир слишком мал, чтобы по-настоящему разлучить нас. Чтобы мы смогли навсегда стать свободными друг от друга.

читать продолжение: «Clouded by memories of the past»

Мне вчера сообщили, что лучший пост у тебя, и я сразу забегала по комнате с воплями "надо написать речь! Срочно речь!", прекрасно осознавая, что делать это я не умею. Я не стану говорить, что моя интуиция чуяла тебя в таблице, потому что это не правда. Но она у меня вообще плохо работает, так что этот случай нельзя назвать рядовым. Мой дорогой Х, я хочу поздравить тебя с тем, что ты в очередной раз доказала, что ты лучшая. Хотя вот мне эти доказательства не нужны совсем. Потому что я и так это знаю. Ты обладаешь какой-то своеобразной магией слова, и все твои посты для меня особенные. Колкие фразочки, множество деталей, мимика, мелкие жесты, удачно вплетенная речь, уместные отступления - все это ты. Я не знаю, как ты это делаешь, но ты словно чувствуешь, что именно мне от тебя нужно в постах. Открывая свежее письмо, я знаю, что там будет как раз то, что нужно. Все персонажи, которых ты мне писала, все персонажи, которых тебе ещё только предстоит написать, и все персонажи, о которых ты ещё даже не подозреваешь, выходят у тебя живыми и дышащими полной грудью. В них нет плоскости и наигранности, нет шаблонов, и этим они хороши. Я ещё не знаю, кто такая Джетт, но уже чувствую ее, и в этом твоя заслуга. Я хочу сказать тебе огромное спасибо за твою удивительную способность попадать чётко в яблочко, поддержать любую мою безумную идею и добавить красок и эмоций туда, где уже все, казалось бы, затухло.
Поздравляю тебя, мой милый Х. Не останавливайся. Своим присутствием в моей жизни ты делаешь меня лучше.
   
(с) Эмили

Камушек, ты же успела накраситься? Ты ведь готова к тому, чтобы твоя мордаха болталась в шапке форума всю неделю и радовала глаз с и-деееально подведенной стрелочкой?
Но даже если нет, не спеши печалиться, мы любим тебя и такой, без стрелочки.
На этой неделе ты лучшая. Твой пост - начало загадочной истории, в одном из героев которой, мы узнаем очень знакомого человечка (интересно с чего бы? Где же Шерлок). Все, начиная от эпиграфа и заканчивая оформлением привлекает взгляд, но самый смак начинается внутри. Я люблю читать самострелы, потому как в обычных постах зачастую не передать живость простого диалога между двумя людьми. Обмен фразами, за которыми мы уже видим само действие начиная от закатанных глаз до мимолетной улыбки. Мы чувствуем переданную тобой грусть и ловим настроение. И, конечно же, хотим узнать, куда сбежала эта девчонка? Давай. Хватит собой гордиться, иди пиши продолжение. Я все сказала.

(с) Медея

Давно твоей наглой кофейной морды не было в таблице! Я с нетерпением ждала этого дня. 12 ЛЕТ ЖДАЛА, В АЗКАБАНЕ! /драматичный крик а-ля Сириус Блэк/ И вот он настал, с чем я тебя и поздравляю.
Мне нравится смотреть на то, как ты раскрываешь своих персонажей в постах. Неважно, для какой игры они написаны. Важно - то, КАК ты их пишешь. А пишешь ты их восхитительно. Да, я читаю практически все, хотя иногда забываю поставить плюсы и сказать тебе о том, что я читала. Понятьпростить забывчивую Хайди. Но я безумно рада, что эти посты нравятся не только мне, чему свидетельство - твоя красивая мордаха в таблице форума. Камушек, я искренне поздравляю тебя с постом недели! Уверена, что это не последний твой триумф, так что давай, жги, старушенция! Мы все верим в тебя, а также сильно любим. А я ещё и обнимаю. Смирись.

(с) Хайди

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://se.uploads.ru/p5cAU.png
Рэй

http://s1.uploads.ru/gM7wu.png
Матиас

http://sf.uploads.ru/xJran.png
Мария

http://s2.uploads.ru/iI7Zo.png
Бенджамин

http://s8.uploads.ru/b4FHG.png
Иджи

http://sd.uploads.ru/2K4Ev.png
Дейна

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

«Какой же ты счастливец, Трэвис Грегори Грант – ты не помнишь. Не помнишь свое прошлое и не оглядываешься за спину в моменты сомнений. Ты не помнишь даты, а потому не расстраиваешься, когда понимаешь, что нужный день уже позади. Ты не помнишь меня, и позволяешь себя поцеловать женщину, которая, как тебе кажется, нуждается в человеческом тепле и защите, не понимая, что лучше бы тебя защитили от нее. От того, что я могу привнести в твою жизнь, не спрашивая разрешения – видишь, я уже делаю это, уже вхожу в те двери, которые ранее были для всех закрыты, не дожидаясь приглашения, оставляю отпечаток своих пальцев и губ на твоей посуде и аромат моих духов в ванной комнате… Отсрочивая момент, когда ты, наконец, вспомнишь и сможешь сдержать свое обещание. Обещание свернуть мне шею, чтобы только я смогла взглянуть на этот мир твоими глазами, пусть всего на секунду.»
Андромеда бессильно опускает руки, когда Грант открывает глаза и с непониманием смотрит на влажные соленые дорожки слез, медленно подсыхающие на сухой коже щек – в такие моменты принято спрашивать, в чем дело и случилось ли что-то, но оба сохраняют молчание, будто бы способны общаться одними лишь взглядами и прикосновениями.

«Meet the seventh» Андромеда

Я мало что помню из своего детства – так писал он под угасающее звучание ре – только то, что всегда считал, что в этом мире мне места нет. Я мог проснуться посредине ночи и, пугая родителей, рассказывать им с недетской серьезностью о том, что все это – моя жизнь и жизнь людей вокруг меня – неправильно. Слишком много войны, смерти и грязи. Слишком много боли. Тем, кто живет, не думая ни о чем, плодится, трахается, и снова плодится, и снова трахается – это откровение неведомо. Но я-то знаю – мы все отбываем срок. Наш мир – чистилище, а наша жизнь – не больше чем тестдрайв нового мерседеса S-класса. Тот, кто пройдет испытание, может рассчитывать на перерождение. Тот, кто не пройдет, вернется к истокам. Я всегда это знал. Но вот помнить не помнил.
Но сейчас, в этот самый момент, я как никогда прежде, близок к тому, чтобы познать истинный смысл божьего замысла. Я – Кардинал. Такого мое имя и моя сущность.
2, 1, 0.
Время – вышло.

«close my eyes» Киллиан

Зря ли она так безоговорочно ему доверяла? Распростертая на жесткой кровати, пружины которой, изношенные со временем никак не давали нормально уснуть, пусть она потихоньку начинала привыкать, и чувство утренней разбитости начало сменяться бодростью, Джей во все глаза разглядывала нависавшего парня, чтобы еще больше утонуть в том, что ее так влекло к нему. Она доверяла ему буквально с самой первой встречи, с того момента, когда за внешней мрачностью и непривлекательностью, ей увиделся образ полюбившегося с самого детства темного рыцаря, что приходил на выручку с той поразительной частотой, будто бы сам и был повинен в ее злоключениях той ночью. Но откуда ему было знать, что малолетние девчонки не рискнут самостоятельно соваться в круглосуточный магазин, хотя за прошедший месяц, побывав в нем уже дважды, Джей даже прониклась атмосферой раздрая, но защищенности того места. Или это была заслуга неизменно возвышавшегося за плечом Мэда, в нетерпении ожидавшего, когда девчонка наконец сделает этот сложный выбор между мятным и экстрамятным орбитом, заодно молясь, чтобы на глаза той не попался еще и дирол. Так же он едва ли знал, что пресытившаяся утомительной вечеринкой школьница, останется без денег и решит уйти домой пешком.
«Увы, не все Псы попадают в Рай.» Джэйд

Найдя в подвале веревку, Эванс трясущимися руками вяжет из неё удавку, которую привязывает к балке проходящей поперек потолка. Приставив табуретку, он становится на неё и надевает петлю на шею. Достав из кармана мобильный, Марк пытается в который раз набрать номер Уэйда. Вот идут гудки, один за другим. Каждый из этих гудков будто бы отмеряет секунды до конца его жизни. А после срабатывает автоответчик и принцесса просит оставить ему голосовое сообщение.
- Я не забуду, Уэйд! - истерический крик вырывается из Марка напоследок и он в отчаянии бросает телефон в стену напротив. Его последние слова адресованные Колману: не признание в любви, не просьба простить. Он был категорически не согласен с решением Уэйда, которое тот принял за них обоих, поэтому... Поэтому Марк принимает собственное решение, которое было бы лучшим выходом для них обоих или...Нет? Он затягивает узел на шее покрепче и чувствует, как колени дрожат и табурет начинает шататься под весом его тела. Конечно же, он не хотел умирать. Но отчего-то в последний момент, уход показался парню лучшей идеей, своего рода искуплением за грехи и обречением себя на больший из возможных грехов.

«всего на миг, я перестал дышать тобой...» Натаниэль/Марк

Не могла же она раствориться. Значит пошла на улицу. В туалет, может, захотела."
Но несмотря на заверения самой себя, что всё хорошо, страх гнездился внутри, уютно устроившись, и не желал исчезать, заставляя вздрагивать от шороха собственных шагов. Ругая про себя неуемную Мирту, Эл вышла из подъезда и нахмурилась. В каком-то закоулке горел свет, и его отблески отражались от окон здания на другой стороне. Пару раз моргнув и убедившись, что это не галлюцинация-последствия болезни, она направилась к источнику. В городе был кто-то ещё живой, и хотелось бы надеяться, что этот кто-то окажется кем-то из их отряда. Надежда вспыхнула и погасла, задушенная страхом. Тишина давила на плечи, шорох собственных шагов казался гулким топотом. Чем ближе она оказывалась к цели, тем меньше желания было оказаться на освещённом участке. За очередным поворотом ей показалось, что она видит Мирту. Окрик застрял в горле – в фигуре историка была какая-то странность. Прижавшись к стене, Эл сосредоточилась целиком и полностью на знакомом силуэте, отвлекшись от дома, светившегося как маяк в ночи. Выждав еще какое-то время, решилась перебраться поближе и едва успела увернуться от брошенного камня.

«| Женщины умирают позже мужчин, потому что вечно опаздывают |» Эл

Много позже он будет цепляться за эти всплывающие в голове образы как за воспоминания о сестре, чтобы самостоятельно анализировать отношения с ней, но тогда только злился и сжимал свои огромные ладони с нелепо-длинными пальцами в кулаки, когда машинально начинал что-то подобное напевать. Он не помнил, как они менялись до тех пор, пока маленькая ладошка не вытащила его из проклятого омута. Ради этих ладошек и пронзительных глаз он стал готов сворачивать горы. И вот одним утром улыбчивая женщина все с теми же морщинистыми руками, как и у всех, но каким-то особенным, северным, именем предложила ему показать, как делать блины в форм кроликов. Простая, вроде бы, наука и маленькое чудо для девочки восьми с половиной лет. Он надеялся, что это сработает спустя еще восемнадцать, как всегда запоздало, как попытки пересчитать хрупкие птичьи кости под заливистый детский смех или помощь при падении, хотя она теперь уже точно умела вставать с земли сама. Мэттью всегда опаздывает и его опоздания меряются не минутами, но годами.
Джэнни, его малышка, была рядом, но все еще за стеной.

«за петлицу я тебя тяну» Мэттью

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

С закрытыми глазами

Лучшая игра недели

В гостиной повисла долгая пауза. Девушка перестала напрягать слух. Получив небольшую передышку организм сразу ответил увесистым шлепком по затылку. Месяц в тепле и сытости не смог восполнить жизненные ресурсы. Мария продолжала чувствовать себя постоянно уставшей и больной. Коротенький разговор с гостем и ползанье по полу вымотали ее. В голове шумело. Подсознание восставало против  необъяснимого желания услышать о чем говорят за стеной. Ей это не нужно! Девушка вредила своей разболтанной психике, пропуская через себя переживания Арчера.  В голосе Бена столько горячи и сожаления. Его отчаянье причиняло боль. Не правильная эмоция в отношении  палача-садиста сломавшего ее жизнь. Бетанкур должна ненавидеть. Она пыталась проклясть Бена. Напророчить монстру равноценных страданий и мучительной смерти. Мысли материальны. Подкрепленные обидой проклятья доходят до адресате.. Частично возвращаются бумерангом к отправителю, сохраняя природный баланс зла. Ответки ирландка не боялась. Дело обстояло куда хуже. Функция ненависти оказалась сломанной вместе со способностью любить и желанием жить.
Мария

Вывернутая наизнанку душа даже спустя время не принесла облегчение. В голове застряли отголоски разговоров, долбящие эхом в раскаленных висках. Хотелось зарыться с головой в подушку и просто забыть этот день. Еще один никчемный год, покуда он топчет грешную землю. Почему все не могло решиться на склоне замерзшей горы? Зачем кто-то его отыскал? Зачем помог? Бен не заслуживал помощи. Особенно от женщины, сына которой он убил. Знает ли она правду теперь? Проклинает ли его? Ей наверняка сообщили о гибели сына. Не сложно сопоставить дважды два и понять, что именно он был пассажиром. Выжил, а следовало поменяться местами с пилотом, тогда бы в мире сохранился хотя бы какой-то баланс добра и зла. Бен сеял слишком много черноты, то, что сделал с Марией и скольким людям отобрал право на жизнь. Все неправильно. Обезумевший мир посчитал, что еще рано его отпускать. Он сотворил еще слишком мало зла.
Но это не так. Зла было достаточно. Для него достаточно. Бен больше не хотел причинять боль, видеть, как любимые люди отворачиваются от него и больше не чувствуют ничего. Больше не осталось любимых людей.

Бенджамин

Back when I was a child

Фантазии Эйдана далеки от идеала. Они не выдуманы, не сотканы из грёз, они связаны с далёким прошлым, которое с некоторых пор стало для него вымышленным. Прошлым другого человека. В центре пёстрой сцены, худой нереальной сереной с огромными кукольными глазами и таким же фарфоровым лицом, обрамлённым блестящими волосами-искусственной паклей, стоит девочка. Стройная. Недвижимая. Волшебная. Она дёргает тонкими светлыми бровками в приступе вопрошания и разжимает худые пальцы, выпуская из рук поводок. Где-то лает собака, где-то хныкает капризно ребёнок. И на этом звуке больная голова Монтгомери вдруг вздрагивает и цепляется мёртвой хваткой. Каприз ребёнка становится громче, он наливается силой своего существования и берёт верх над прочей какофонией звуков, становясь единственной доминантой во всём этом представлении. Голос меняет тембр, становится выше и «моложе» прежнего, громче, настойчивее, назойливее. Это уже не капризный вскрик, это громкий отчаянный плач, соизмеримый с голодным рёвом новорождённого дитя. Монтгомери жмурит мокрые от пота веки, а виски его, аккуратно стриженные, но взъерошенные вдруг надуваются, демонстрируют синюшность напряженных вен. Их англичанин сжимает дрожащими пальцами.
Эйдан

Мэдисон стоит перед дверью, и разница между реальностью и тонкой марью воспоминания - всего-то в том, что дверь перед ее глазами материальна и выглядит куда менее обшарпанно, чем та, что возникнет перед ее глазами годы спустя. За окном, по правую сторону от ее плеча, медленно прячась в мерцающих золотых искрах и теплом дымном воздухе, тлеют последние солнечные часы этого дня, томительно мягкие, густые, точно патока, и чарующе тихие для города, постоянно окутанного, будто паутиной, - неумолчным гулом человеческих голосов. Мэдисон вздыхает, стараясь ничем не выдать своего присутствия, и мнется пятками в правильно-розовых девчоночьих носках по гладким доскам паркета; на каждом вдохе она чувствует, как где-то между легкими и горлом шаловливо трется ощущение иступленного, почти веселого сомнения. В руке девочка держит надкушенное с бочка миндальное печенье - скудный трофей, с ласковой, но слегка раздраженной улыбкой врученный ей матерью в обмен на несколько часов благообразного одиночества и тишины. В большой нью-йоркской квартире, пропитанной тихим щелканьем настенных часов, она ощущает это одиночество особенно остро: оно гнездится совсем рядом с ужасной скукой, которая, хотя Мэдисон еще этого не знает, совсем скоро будет ее идолом, единственным богом и законом ее жизни.
Мэдисон

Выживут только любовники.

Куски вырезанных внутренностей, с которыми не мог справиться измельчитель в трубе кухонной раковины, он аккуратно убрал в плотные пакеты и выпустил из них весь лишний воздух. Багровый, в синих мраморных прожилках, ливер, плотно набитый в куль, смотрелся аппетитно, точно с полки в отделе свежего мяса. Красота.
Разглядывая ровные ряды ещё тёплых заготовок, Энджел подумал, что можно закинуть их в холодильную камеру ближайшего супермаркета, но это означало дополнительную мороку, неоправданный риск. Пустое бахвальство, а ведь слишком много людей, считавших себя чересчур сообразительными погорело именно на таких мелочах. Ты начинаешь задаваться, считать себя неуловимым, всемогущим, и с этого момента можно начинать рыть себе могилу. Закончишь ты дни на электрическом стуле, в тюремной камере или в комфортабельной клетушке психбольницы, - не суть. Важно то, что утратив способность адекватно оценивать реальность, ты перестаёшь её контролировать. Зарвёшься, и вот уже не ты диктуешь правила, а тебе зачитывают права. Он ведь и сувениров на память никогда не оставлял, хотя часто хотелось, так сильно, что ладони зудели от нестерпимой тяги, как у заправского клептомана.
Энджел

Мун сжал зубы так, что они едва не начали крошиться, но не произнёс ни слова, понимая, что ничем хорошим это не закончится.  Но спорить не стал, понимая, что это будет ещё хуже – устраивать сцены в магазине при всех ему не хотелось. Иначе придётся поубивать половину жителей этого крошечного городка рядом, чтобы устранить свидетелей своего падения.
Хах. Рокки проследил хмурым взглядом, как жена и рыжий следуют к машине, и не мог отделаться от странного щемящего чувства, которое пузырилось внутри него. Ему казалось, будто что-то произошло, что-то, что изменить будет не так просто.
Ему стоило больших трудов, чтобы выкинуть эти опасения из головы, и подойти к машине. Закинув пакеты с покупками на заднее сидение, Рокс устроился на своём законном водительском месте. Рядом уселась Сара, а назад она устроила их попутчика, имя которого Рокки так и не узнал.
Своё имя она назвала без сомнения, всё-таки Сар в мире куда больше, чем Рокки. Более того – они радостно переговаривались, но Мун слушал их в полуха, потому что планировал, когда они избавятся от рыжего. И старательно отгонял от себя мысли, что не хочет этого делать. Не потому что в нём проснулось человеколюбие, вовсе нет.
Рокки

Close enough to kill

Раздается щелчок. Сид поднимает глаза на дверь, хотя прекрасно знает, кто находится по ту сторону – единственный человек из окружения ирландки, кому выпало несчастье обладать дубликатом ключа от новой обители могильщицы; скорее, в легкую пробу замешательства ее приводит внезапное появление любовника – и еще раз: внезапное – после таинственного,  молчаливого и мать-вашу-почти-месячного отсутствия.
Джонатан улыбается (еще бы): он принес с собой гостинцы и многозначительное «Привет», которое является лаконичной версией «Привет, ненасытное чудовище, твоим страданиям пришел конец, раздевайся, я весь твой». Неотзывчивость и неподатливость женщины, которая, скорее, по инерции касается ладонями спины любовника – на самом деле объясняется легко и просто: возник вопрос.
Сид человек простой: встречает человека – знает, куда девать его труп.
Памятуя собственный опыт, ирландка понимает, что в жизни бывают огорчения, но ведь с другой стороны: у них с Джоном свободные отношения, никто никому ничего не запрещал, а еще прошел месяц, Карл!
Сид

– Ты бы только себя слышала, – негромко проговаривает Джон, устало выдыхая. Натянув штаны обратно, вжикает ширинкой и, звякнув пряжкой, затягивает ремень. Услышанное – почти признание в любви, которого от Самин в обычной ситуации не дождешься, но, видно, в чем-то она все-таки совершенно типичная женщина: всегда выбирает для откровений самый неподходящий момент.
Престон поворачивается к любовнице, но почти не смотрит на нее. Сперва его взгляда удостаивается кухня, затем – ловко расфасованные по квартире следы присутствия чужака. Недолго думая, патолог собирает мусорный пакет из ведра под раковиной – «Ну, хоть предохранялась», – при виде содержимого морщится про себя Джон, – затем подбирает с пола чужие начищенные ботинки, чужую куртку, завязывает пакет узлом и, почти равнодушно минуя Сид, выставляет собранное добро за дверь. Парня на лестнице не видно – и хорошо, потому что иначе патологу снова придется его бить, уже не из ревности, но для соблюдения норм этикета, – но, если он еще где-то неподалеку, у него есть шанс забрать свое барахло и не разгуливать по Манхэттену босиком.
Джонатан

Wicked Game

Возможно, он говорил правильные и нужные вещи для тех, кто до неё оказывался в этой комнате, но Одри себя вровень с остальными не ставила никогда. На чьей стороне ей быть? Её сторона не менялась уже двадцать восемь лет – Пейдж всегда играла только за собственную команду. Она ведь так и не ответила на вопрос, кем ей приходится Агата, и какие отношения их связывают. Судьба любит оригинальные повороты сюжета, так что Одри на минуту представила, каким боком обернулась бы ситуация, окажись ведьма её заблудшей матерью, нашедшей своё чадо в самый сложный для него период. Как Пэрриш выкручивался бы в таком случае? Насколько сложно следовать его указаниям, но целенаправленно вести его в пропасть? Выступая против Агаты, Одри наживала себе врага в лице ведьмы. Бодаясь с Пэрришем, она переходила дорогу всему полицейскому управлению. А стены тем временем сдвигались всё плотнее, оставляя всё меньше лазеек, над каждой из которых следовало подумать. На данный момент, пока она всё ещё находилась на территории капитана, с ним следовало соглашаться, пусть и прихватывая зубами щеку изнутри, ибо под его взглядом тянуться к монете не хотелось.
Словно прочитав её мысли, капитан завёл совершенно новую песню: о контроле и о способах его достижения.
Элеонор/Одри

Медленно и методично разворачивая рукава рубашки обратно, чтобы у запястий скрепить манжеты пуговицами, Хантер почти по-змеиному усмехнулся, когда из полного яда рта Пейдж выпорхнуло целое слово: «Спасибо», - и даже обращённое именно к нему. Но комментировать это проявление вежливости, по крайней мере той, на какую задержанная вообще была способна снисходить, не стал, только сделал себе заметку, что Одри знакома не только со словом «пожалуйста», которое она выталкивала из себя несколько минут назад, словно пыталась его ртом родить. Что ж, по крайней мере, не придётся её учить благодарить, раз она уже это умеет. Продев пуговицу в отведённую для неё дыру, Хантер взмахнул рукой одёргивая рукав и снял со спинки стула пиджак, вдеваясь в рукава. Он умел читать людей, и хоть не мог залезть Пейдж в голову, вытянув на поверхность все необходимые ему ответы, но мог различить идущую внутри неё борьбу с самой собой. Обучение сдержанности началось независимо от её желания, стоило лишь Пэрришу переступить порог допросной, выпроваживая детективов. Он редко сам проводил допросы, не встревая до тех пор, пока не выходили на первый план очевидные проблемы, не дающие возможности рядовым полицейским продолжать общение с задержанным.
Зеро/Хантер

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://sa.uploads.ru/eQCqN.png
Алиссия
посмотреть

https://68.media.tumblr.com/6aba1bc6cd939d1e1ff675f8b5e4dbd9/tumblr_oly8ucZSDJ1qdqywso1_250.png
Адам
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2p7aj.png
Уильям
посмотреть

http://savepic.net/9018645.gif
Рипли
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2oZUN.png
Вероника
посмотреть

http://s5.uploads.ru/OHNyL.png
Мэдисон
посмотреть


0

32


http://s8.uploads.ru/dH0fu.png

http://sg.uploads.ru/AGK17.png
Наступало время, когда нужно готовиться ко сну. Бледная тень сметала подолом своего чёрного платья крошки света, оставляя за собой синее, пустое небо. Вспыхнув единожды, дрожали, но всё ещё не могли сгореть - звёздам не до сна. Ветер влажный, бьётся о дрожащие окна, будто прячется от чего-то страшного. Мир заполнила тревога, до самых краёв.
Рита Мэй будет думать, что её предупреждали, что её слёзно просили остановиться. Тени никогда не сгущаются просто так - они прячут в себе Великое Зло. Но тогда Рита думала, что прогонит страшилищ ярким и нелепым нарядом. Если она измажется в крови, то её примут за мёртвую и никогда не нападут. Любую явную угрозу можно миновать. А о скрытых Сорель тогда ещё не знала. Оттого, быть может, она ещё не прятала своих демонов - она жила с ними бок о бок. Их существование было самым естественным, самым настоящим из всего, что происходило в жизни девушки - даже сказки.
Даже сказки, в которые она почти потеряла веру.
Это были незнакомые чувства, болезненные. Все идеи и образы внезапно пропали, оставили её одну, в пустоте, окружённой тенями. Мрак ночи - воплощение одиночества, и нет ничего больнее. Чувства, охватывающие с ног до головы, внезапно замирают комком поперёк горла и не дают дышать. Разорвать себе глотку ногтями, выпустить, отпустить, освободиться и вернуть их путём конца собственной жизни, но демоны Риты держали её за руки и шептали, задыхаясь и посмеиваясь: "Ещё будет, ради чего жить"... Эти мысли не давали покоя, становились ещё одним мучителем, ещё одним всепожирающим огнём, и пора бы сгореть, но толку, если пепел станет частью тьмы и пустоты, от которых теперь точно не сбежать.
Невозможно сбежать от того, что уже часть тебя.

читать продолжение: «close my eyes»

Шел одиннадцатый час ночи, я тихо и мирно выпивал вторую бутылку французского розового, предаваясь воспоминаниям о своем лихом детстве и не менее лихой юности, как вдруг… Прибежал Рауль, с которым мы не разговаривали (во благо или во зло) аж с двенадцатого числа прошлого месяца, когда я приглашал его на свой ДР, не просто какой-нибудь, а юбилейной… Но все это, собственно, не так важно. Важно, что он ко мне прибежал, наорал, что я, де, должен восстать из мертвых, потому как… Рита, господижбожешьмой, ПОЛУЧИЛА ПОСТ НЕДЕЛИ!
Признаться честно, сперва, в моем затуманенном хмелью мозгу промелькнула мысль, что таким образом он хочет получить с меня пост. Но, потом, после тридцатисекундного размышления, до меня-таки дошло наконец, что Рита ПОЛУЧИЛА ПОСТ НЕДЕЛИ!
Что я могу ей сказать на это? На самом деле много чего, но, боюсь, многое из этого «много чего» будет не слишком цензурным, поэтому придется заменять подходящими по смыслу синонимами. Во-первых, Рита – офигенна, потому как дождалась меня в этом отыгрыше, пока я путешествовал по Индии/Китаю/Вьетнаму/Франции/Ирландии/Австралии/Кот-д'Ивуару. Во-вторых, Рита – офигенна, потому как она поддерживала меня, когда я собирался уходить и когда я собирался возвращаться. В-третьих, Рита – офигенна, потому как она в принципе согласилась со мной играть ЭТО (что именно – смотрите в следующих выпусках Рита-Киллиан magazine). И, наконец, в-четвертых, Рита - офигенна, потому как первым же постом в нашем с ней затяжном отыгрыше она попала в десятку.
Детка, ты заслужила эту награду #ящитаю. И я рад, горд, счастлив, что судьба (в лице все того же Рауля) свела нас вместе. Я тебя люблю. Ты молодец. И беги уже, наконец, за своим персональным Оскаром – сегодня Уоррен Битти не ошибся, и он достается именно тебе.
Гип-гип-ура!
   
(с) Киллиан
Рита!
Я совершил ради тебя подвиг, как ты видишь, и растолкал Киллиана. Все ради тебя! И мои слова будут, должно быть, короче, но я хочу, чтобы ты знала несколько вещей: а) Смотри, ты окружена мужиками! Как у тебя такое получается? б) Я вообще знаю, как это получается - ты просто слишком крутая, и каждый твой пост - как маленький шедевр. Вообще сочувствую людям, которые не играли с тобой, потому что они не понимают, какой это кайф: читать твои посты. Не удивительно, что один из них снова лучший. Будь моя воля, так каждый был бы, но столько недель попросту не хватит в календаре) В очередной раз благодарю небеса за то, что мы с тобой познакомились. И желаю тебе, дорогая Рита, чтобы твои трудности реаловые оказались совсем не трудными и закончились очень быстро. Всегда помни, что твои мужики (из них я самый главный, это помни особенно хорошо) всегда будут тебя любить, уважать, обожать и радовать!)
   
(с) Рауль

https://66.media.tumblr.com/4503d7e6cfca3cf942d150e14e1d4500/tumblr_octdw9l2iT1us77qko1_1280.png

http://s1.uploads.ru/uMwUj.png
Эмили

http://s2.uploads.ru/aW05Q.png
Арчи

http://s4.uploads.ru/e4lip.png
Ник

http://sf.uploads.ru/xJran.png
Мария

http://s2.uploads.ru/iI7Zo.png
Бен

http://s0.uploads.ru/wZFS5.png
Рокки

http://se.uploads.ru/bzNsL.png

Иногда при определённом повороте головы, каком-то особенно внимательном взгляде или перед тем, как озвучить протест, Джиневра напоминала внешне своих братьев и отца. Флинн успел полюбоваться на них не только на фотографиях, но и просматривая съёмку с задержаний. Отчасти, поэтому ему настолько удивительно было следить, как она скользит через людской поток с выпрямленной спиной и не сбавляя шага. В такие моменты сомнения в принадлежности к семейству Джеймс одолевали с новой силой. Почему около двух десятков лет находясь среди людей, считающих, что жизнь им чем-то обязана, она никогда и ничего не просила, даже если реально нуждалась в помощи? Может быть, потому что ровно столько времени её и не получала? В одну минуту Флинну казалось, что он её достаточно знает; знает мелочи, которые она любит или не любит; знает предпочтения; знает, как она поведёт себя в той или иной ситуации. А буквально в следующее мгновение начинал считать, что не знает её совсем, пускаясь в это узнавание по новой.
Как только Джиневра отошла на половину квартала, Хэйвуд тронулся с места и поехал вперёд, обгоняя мелкую и проезжая до самого участка. Напротив него у кафе имелась небольшая стоянка, так что Флинн сразу занял парковочное место. Особый обзор входа им не требовался, а внимания они так не привлекали абсолютно.

«Sense and Sensibility» Флинн

И вот она бредет, спотыкаясь, по тротуарам. Желтый букет в одной руке, неиспользованный билет на метро в другой. Здесь когда-то пила. Здесь проходит уже третий раз. На этом указателе со стертой последней буквой заостряет внимание, кажется, каждые пять минут. Пальцы уже немеют от холода этой никак не наступающей весны. Манят неоновые вывески, что освещают путь уже куда лучше, чем догорающий дневной свет.
Ко всем чертям.
Она распахивает двери первого попавшегося бара, но смотрит почему-то в сторону дороги. Дверь поддается слишком легко. Цветы жмурятся и панически хрустят крафтовой бумагой о чужое плечо. Ее отбрасывает на шаг назад этим столкновением. Билет, выпущенный из пальцев, подхватывает ветер. Быть может, повезет кому-то, и он окажется счастливым.
Она выдает под нос свое "смотри куда идешь" и окидывает случайного встречного беглым взглядом. Не за что зацепиться, слишком аккуратный. Прочь.
В баре до странного пусто и прохладно. Не стучит лед о стекло, блестит пустая стойка. Справа компания молодых мажоров отмечает очередной прожитый кем-то год. Слева полноватая дама средних лет чинно посасывает третью маргариту.

«точки на щеках весны» Джэнни

На улице уже стемнело; то есть, это небо было темное, а город оставался хорошо освещенным уличными огнями, светом из окон и вездесущей неоновой рекламой, поэтому можно было не переживать за поздних прохожих, но Рауль все равно переживал. Будь на месте Риты кто угодно другой – и ничего страшного, но с этой девушкой надо было держать ухо востро. Обмануть ее, как думал Ранье, не составит большого труда, и кто-то мог воспользоваться ее наивностью. Рита Мэй, конечно, подобно дикому зверю чувствовала опасность, даже если та исходила от внешне ничем не примечательных людей, но что, если ее чутье дало сбой?
Несколько раз он позвонил – бесполезно.
Позвонил еще, и еще, потом понял, что звонить бессмысленно, но все равно повторял это раз за разом, пока доставал сендвич из холодильника, пока ел его, пока потом надевал ботинки обратно и шел на улицу – искать.
Только он вышел, только подумал, куда пойти в первую очередь, как Рита Мэй перезвонила сама. Рауль успел напомнить себе, что «мамочку» включать не стоит, убедился, что с ней все в порядке, что скоро придет, и снова вернулся днем. Беспокойство отпускало неторопливо, будто нехотя, но Рауль думал о карпах – они плавают, хватают ртом воздух – и успокаивался, раскрывал тетрадь, принимался за незаконченные оборванные ряды нот. Одна за одной, флажок, штиль, точка.

«side by side» Рауль

Я выйду из машины, приподниму воротник куртки, пороюсь в карманах. Всего неделю назад я бы отыскала в них пачку сигарет и дешевую зажигалку, сейчас они пусты. Я слишком усердно готовилась к встрече с прошлым - отказалась от привычек человека, которым была, подальше запрятала свои страхи, оставила только необходимое - мысли, образы людей с которыми хочу поговорить. Сегодня я наступлю на горло своей гордости, слово прости будет звучать чаще, чем я произносила его в прошлом. Знаешь, если посчитать сколько "прости" я по сути задолжала другим, не хватит и дня, чтобы исправить это, не произнося больше ничего, кроме искреннего прости. Я вспомнила, о чем хотела тебе рассказать, хотя могу предположить, что, находясь по ту сторону вселенной от меня, ты и так в курсе всех событий моей жизни. В моей жизни появился другой мужчина. Он вошел в мою жизнь, когда я еще не закрыла за тобой плотно дверь. Мне важно понять насколько бы ты одобрил его, согласился бы пожать ему руку, если бы я могла познакомить вас? Ты всегда воспитывал во мне самостоятельность и силу, а он ставит меня перед зеркалом, становится позади и говорит смотреть. Я в половину меньше, и плеч ширина его меня пугает. Рядом с ним я как ноготок мизинца. Он русский, он медведь по походке, по росту, по поведению.
«It's My Faith» Вероника

Брэдфорд на людях – сама любезность. Это противоречит тому, что Эллрой помнит об этом человеке по хищной встрече в «Сэра», но наблюдать за ними – пусть даже одним глазом – сводит скулы от умиления и скуки. Харрис кажется Тому влюбленным в свою содержанку по уши – в лучших традициях бабских романов, где после злой зависти общества следует шикарная розовая свадьба с голубями, затыкающая любые слухи. А то, что бьет – ну, ревнует к каждому столбу, наверное.
Эллрой не чувствует ничего. Только отстраненное непонимание мира и Элис. Как ей было лень рассказывать что-то о Харрисе, так и Тому становится лень таскаться за ними по светским раутам и вычислять причины поведения Росс и Брэдфорда уже где-то на третий день полевой работы. Если Элис просто соскучилась по сексу с Томом и таким странным образом пыталась возродить то провальное нечто, что у них называлось отношениями – так могла бы не придумывать такие изощренные планы, рано или поздно он сам клюнул бы на крючок. Разве ему много надо? Пару раз задницей вильнула и получила  свои пять раз за ночь, правда, насколько много и что вообще нужно Элис – это уже совсем другая история. А пути женских мыслей даже для такого бабника как Эллрой – неисповедимы и тем прекрасны, что их чувства можно не считать за что-то важное. Включит истеричку – а ты ей дебила и «милая, я не могу тебя постичь, прощай».

«Hide'n'seek» Томас

Просто ей хотелось побыть в одиночестве на сцене, чей задник задрапирован красным занавесом, ей хотелось ощутить мощь своего голоса в пустом зале, ей хотелось ласкать красный бархат занавеса своими пальцами, чтобы он цеплялся за ее кольца – ей хотелось закрыть глаза и представить, как она занимается любовью прям на этой сцене, и, уж конечно, не с Харрисом. В принципе, подошел бы любой мужчина, который не является Брэдфордом.
Черная краска весенних туч собирается на горизонте яркими мазками-всполохами – наверное, будет гроза. Элис закрывает окно, выбросив предварительно сигарету, заводит машину. Ей нужно купить самое лучшее платье на свете.
Впрочем – любое платье будет лучшим, если оно надето на Элис.
В дорогом салоне (язык не поворачивается назвать его магазином), примеряя сотое, никак не подходящее ей платье, Элис почему-то вспоминает свою семью. Мысли эти только ненадолго поселяются в ее голове, затем Элис выгоняет их с облегчением, решив принять за аксиому то, что семья ее мертва в полном составе. Получается даже любить их – униженную мать и алкоголика-отца, любовь к сестре сияет яркими красками – подумать только, смеется Элис, я люблю вас за то, что вы умерли.

«Hide'n'seek» Алиссия

http://se.uploads.ru/xKjQ9.png

всего на миг, я перестал дышать тобой...

Лучшая игра недели

Кто бы мог подумать, что слова Марка сказанные в пылу неудержимых эмоций, тогда, в день его выпускного, станут не просто проведением, а настоящим проклятием. Он даже с количеством лет почти угадал, предрекая крах их с Уэйдом отношений. Но тогда его слова были защитной реакцией юного и по уши влюбленного мальчишки, тогда как сейчас, их смысл обратился против хозяина, расставив все точки над i. Вечности не существует: разрыв - тому не лишнее доказательство. Любовь - какой бы сильной она не была, не всегда способна вынести муки предательства. Любовь не всесильна, когда приходится делать выбор в пользу чего-то более весомого. И сколько бы она не значила для человека, иногда лучший способ справится с потерей - просто отпустить.   
Марк не жил все это время, а влачил жалкое существование, как ему казалось. Время текло слишком медленно, будто бы издеваясь над ним. Минуты и часы ощутимо гасли в его сердце и умирали мучительной смертью, вопя в агонии и доводя Эванса до сумасшествия. Каждый день напоминал сплошной "день сурка", с одной лишь разницей: вчера на ужин был виски, сегодня - джин.

Натаниэль/Марк

Уэйд сидел на корточках  перед  горкой старых разлетевшихся  по полу фотографий. С них смотрели на него незнакомые люди, некоторые были черно-белыми из далеких годов, когда его еще даже в отдаленном проекте не предполагалось. Он ворошил их пальцами, как гору опавших листьев, пробегал глазами по местами тусклым и выцветшим изображениям, а потом подцепил за край одну и встал. Задумчиво поглядел на обратную сторону, оказавшуюся девственно-чистой - без каких либо подписей и пометок, осторожно ссыпал карточки обратно в коробку и задвинул ее ногой в угол чулана.
Фотография оказалась обычной, цветной, родом, наверное, еще из девяностых, если судить по одежде и возрасту Клайва, который и был на ней изображен. Куда больше его занимал другой персонаж - юноша, чем-то неуловимо похожий на самого Уэйда, с дерзким упрямством во взгляде и лучистой улыбкой. Камера запечатлела его в момент смеха  - видимо, склонившийся к его уху Клайв рассказывал парню что-то очень забавное и тот смеялся. Открыто и чисто.
- Что-то ты притих, мил друг, - заметил Клайв, когда Колман, едва не вписавшись в дверной косяк, остановился и протянул ему фото.

Юджин/Уэйд

С закрытыми глазами

Это был просто разговор двух знакомых, друзей. Они друзья. Только и всего. Этим он пытался успокоить себя, хоть и видел, какими глазами смотрел на нее другой. Так не смотрят друзья. Даже близкие друзья. Так смотрит влюбленный в женщину мужчина. Бен тоже смотрел на ее такими глазами, пока Мария не перестала видеть в нем ничего больше, чем монстра. Но он был ее монстром. И думать не мог о других женщинах. Не мог отыскать ей замену. Такой попросту не было. Она слишком сильно въелась в сердце и в почерневшую душу, забралась под кожу, поселилась в голове и мыслях. Какой же он дурак... Смеет грезить о той, которую уже не вернуть назад. Они не были вместе долгие месяцы. Бен сам прогнал девушку. Она могла начать новую жизнь, ведь именно этого он и хотел, когда указывал ей на дверь. Чтобы она жила, не оглядываясь назад. Забыла все дарованные им ужасы и боль. Вновь смогла полюбить, смеяться и жить. Чтобы была счастлива. Сейчас Мария выглядела счастливой в обществе друзей. Если в первые минуту он даже издали чувствовал, как напряжены были ее плечи, то теперь она расслабилась и наслаждалась глотком свободы. Ей не нужно было время, ей нужна была свобода от него.
Смог бы он сейчас развернуться и выйти в ту дверь?
Бенджамин

Прикасаться к ней сейчас не слишком хорошая идея. Пинок локтем всколыхнул таившуюся в груди боль. Мизерный отголосок пережитых ранее стараний с детонировал, посылая по телу волну испепеляющего жара.  За отсутствие приступа спасибо лекарствам. Мария подошла слишком близко к опасному краю за которым обрыв и падение в глубину ненавистного подвала кишащего кровавыми призраками. Вдох-выдох. Поперек горла стал желчный ком. Девушка нащупала резинку под браслетом. Спустила ее ниже по запястью. Несколько раз щелкнула себя по руке. Поморщилась. В голове наступил небольшой просвет. Компания рядом до сих пор бурно обсуждала состояние бывшего коллеги по центру помощи. Сплетничали, что его бросила жена. Забрала детей и переехала в Небраску  к своей интернетовской любви.  Он решил искать спасение на дне бутылки. Старая история. Бетанкур цеплялась за болтовню, используя ее в качестве спасательного круга. Она на благотворительном вечере. Вокруг люди. Опасности никакой нет.  Мраморный пол не разверзнется под ногами. Она не провалится в тартарары.
- На перьях краска распределилась не равномерно, - Род продолжал водить пальцем по шее. В осторожных касаниях Марии мерещился сексуальный подтекст.
Мария

Несносный босс

"Она. Меня. Достала".
С какой силой нужно пытаться влезть человеку в мозг, чтобы он то и дело поминал тебя не самым добрым словом. Рита Мэй Сорель раздражала, действовала на нервы... Да просто БЕСИЛА, в конце концов. Юхан держался, улыбался, сцепляя до скрежета зубы, очень стараясь, чтобы эта улыбка не выходила похожей на оскал, вежливо отвечал и злился, злился, злился...
Рита очень ловко впилась в оболочку его головного мозга буквально с первых дней знакомства. Сначала Юханнес не поверил. Не поверил тому, что у такого серьёзного и респектабельного человека, как уважаемый мсье Сорель может быть такая взбалмошная дочь. Называть бестолковой Лофгрен её бы не стал, но то и дело ему казалось, что скоро он выскажет ей в лицо абсолютно всё, что он думает о взрослых, получивших образование, девушках, ведущих себя, тем не менее, как дети.
"Достала".
В очередной раз с раздражением перелистнув страницу каталога имеющихся в наличии экспонатов его нового "музея" Юхан задержался взглядом на двух совершенно одинаковых греческих амфорах.
Юханнес

«Он. Меня. Достал».
С какой силой нужно было выедать мозг, если Хэл, жизни своей не представляющая без ежедневной работы с антикварными вещицами и предметами, готова была вцепиться клиенту в глотку. Мистер Смит, один из самых верных и обладающих высокой покупательской способностью клиентов, с, безусловно, хорошим вкусом и приличествующей в антикварном деле дотошностью, за последнюю неделю настолько эту самую дотошность проявлял, что даже обладающая практически безграничным терпением Хэлори, начинала подумывать о лежащем под стойкой мачете.
Учитывая передачу лавки новому владельцу, - пересчет и перепись имеющихся в наличие экспонатов, расшифровка записей в торговых книгах, подбитие балансов, сальдо, активов и прочей бумажной лабуды, - мистер Смит имел все шансы остаться без чего-нибудь очень дорого сердцу и кошельку.
«Достал».
Рибаш сияла приклеенной улыбкой, сосредоточенно пересчитывая пуговки-жемчужинки на прекрасной сохранности жилете начала XIX века, на стоявшем прямо за спиной мистера Смита манекене.
Хэлори

Если долго всматриваться в бездну

Уильям, насупившись, угрюмо смотрел на судмедэксперта, пока та изучала фотографию. Если Нина и прониклась, глядя на двух счастливых улыбающихся старшеклассников, то не слишком. Разве что её голос изменился: оставаясь по-прежнему отстраненной, мисс Мур уже не была настроена недоброжелательно. Уилл понимал, что эта женщина наверняка устала после тяжелого дня. У неё «висят» куча дел и трупов; её дергают все, кому не лень, задавая тупые вопросы; вредные детективы подгоняют: «Когда-когда-когда ты отдашь отчет, когда-когда-когда?», а теперь ещё и Эллис докопался, не даёт уехать домой.
Он забрал у Нины фотографию и бережно спрятал обратно в карман. Спасибо, мисс Мур, прямо утешила. Теперь Эллису однозначно светит перспектива весьма плодотворно провести ночь в компании с бутылкой и собственным воображением. Врагу не пожелала бы такой смерти… Отличный старт для размышлений. Можно представить, что у Анны вытаскивали органы через естественные отверстия тела. Или что её неоднократно насиловали инородными предметами.
Мысли ещё не оформились, а Уильяма уже затошнило. Он терпеть не мог такие туманные формулировки. Не мешало бы уточнить, по какой шкале ведется оценка ужасности данного преступления.
Уильям

Поднявшись с постели, она первым делом направилась к окну и открыла шторы, впуская в комнату сероватый утренний свет. Этим утром ей хотелось жить, улыбаться и радоваться новому дню.
Босыми ногами женщина прошла до небольшой кухни и запустила кофемашину. Пока она варила вкуснейший капучино, Мур успела принять душ и одеться в темно-бордовый брючный костюм и кремовую блузку с кокетливым кружевным воротничком. В спешке не было нужды, так что Нина, не торопясь, выпила кофе с круассаном, наложила макияж и убрала темные волосы в тугой пучок на затылке. В последний момент сунув ноги в темно-коричневые замшевые туфли и подхватив с банкетки у входа сумку, женщина выскользнула в подъезд.
Закрыв за собой дверь и повернув ключ в замке, Мур застучала каблучками по лестнице. Почти повернувшись к лестнице, она заметила, что ради разнообразия её почтовый ящик сегодня не пуст. Пришлось вернуться в квартиру и нетерпеливо перебрать ключи, ища нужный. Вскрыв почтовый ящик, Нина достала оттуда обычный бумажный конверт.
Сев в машину, доктор первым делом достала из сумки письмо. На конверте неожиданно не оказалось почтовых марок и штампа принявшего его отделения. Нахмурившись, Нина тут же вскрыла его.
Нина

Курс конфетной терапии

Ненадолго нейтрализовав Ник пирожным, хирург закатил глаза, а протянувший ему руку Митчелл, похоже, его понял – во взгляде читается: а я, мужик, ее уже двадцать пять (или сколько там?) лет терплю, приятно познакомиться, сочувствую. И это все за пару секунд продолжительности рукопожатия. Арчи его тоже хорошо понимает, ведь и у него есть сестра – правда, старшая, и, правда, длани к небесам в их тандеме чаще возводит она, – но это все уже роли не играет.
Вид у Хита сегодня помятый, оно и понятно: домой вчера шел спать, а в итоге полночи пробухал. Сначала в компании Веры, обдолбанной кокаином и вывалившейся из очередного творческого кризиса прямиком на хату к старому другу. Сидела, широко раздвинув ноги на мужской манер, тянула из холодильника банку за банкой, опохмеляясь после абсента, и снимала всякую хуйню, узревши отблески Вселенной в бликах годами побитой пепельницы, пока Арчи, закинув ноги на спинку дивана и принявшись за тот самый абсент, рассуждал (а вернее, ныл) о смысле жизни и своих хронических неудачах с женщинами.
– Так, может, ты педик?
Арчи

Ах ты подлый человечишка! – возмущенно думает таксистка, но вслух выражать мысль не собирается – в ее руках, помимо пироженки, связка брелоков для ключей – и все они в виде персонажей из «Звездных войн». Подарок на Рождество, лучше которого и не сыскать, и одно то, что брат не поленился сообразить радость для своей повернутой на культовой саге сестры, делает Картер дико счастливой.
Когда Митчелл уходит, Ник предлагает Арчибальду устроиться там, где ему будет удобно, заодно пристально разглядывает его лицо.
- Ты хвастаешься новыми очками или собираешься достать нейтрализатор памяти из «Людей в черном» и заставить меня забыть о том, где находится детское отделение и что там можно раздобыть? – чуть хмуря брови, она готова в один момент выбить из рук хирурга всё, что вызовет у нее подозрение.
Упоминание об индейке и наличие хорошего воображения проворачивают в голове Картер приличную картину, и теперь женщина почти чувствует этот вкусный, пьянящий аромат, отчего рот наполняется слюной, а желудок бы и рад заурчать, да только пирожное в состоянии поглощения – принимает весь удар на себя.
Ник

http://sd.uploads.ru/ZTfE5.png

http://s4.uploads.ru/7Ybk1.png
Дамиан
посмотреть

http://savepic.net/8980467.gif
Рипли
посмотреть

https://s8.hostingkartinok.com/uploads/images/2017/03/d2629225eb5e080d8228309e08a6c4bc.png
Джонатан
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2pzCJ.png
Дианна
посмотреть

http://funkyimg.com/i/2pupH.png
Уильям
посмотреть

http://sh.uploads.ru/FjWKB.png
Алиссия
посмотреть


0


Вы здесь » RED BUS » Партнерство » Manhattan